E-Mail Русский | English
Онлайн путеводители для активного путешественника. Фото, видео, отели, рассказы, отзывы.
  •     
  • Рассказы
  •     
  • По дороге мандаринов
  • По дороге мандаринов

    День первый. Спустя 8 часов в иллюминаторах показалась долина реки Красная, зажатая горами, на берегу которой на протяжении 995 лет находится столица социалистической республики Вьетнам – Ханой, не раз менявшая свое название, но надеемся не утратившая свою красоту, известную нам по рассказам друзей. От аэропорта до центра Ханоя около 35 километров. Была суббота, поэтому мы добрались до отеля “Тху тьен”, находящегося рядом с озером Возвращенного меча, минут за 50. Обычный трех звездочный отель имел в номерах даже больше, чем ему было положено по статусу. Храм литературы Ван Миеу Скинув в номере вещи, мы быстрее помчались знакомиться с городом, так как в зимнее время солнце садится в Ханое в 6 часов, а необходимо придерживаться графика путешествия. На выходе из отеля, принимающая сторона в лице представителей компании “G-S-O”, все таки перехватила нас и убедила в том, что с начала надо поесть, затащив нас на так называемый “вилкомен обед”. Обед состоял из вьетнамского фо га, где “фо” – суп, а “га” – курица. Также в тарелке плавали овощи, лапша из рисовой муки, мясные фрикадельки. Убедительным доводом в пользу фо га стало объяснение, что этот суп употребляют в любое время, как не тяжелая, но питательное блюдо, для быстрого восстановления сил. Ничего кроме этого супа, подобные ресторанчики не подают. Итак, первое интересное место. Храм литературы Ван Миеу, так называется бывший университет, сделавший первый выпуск в 1442 году. Вход в храм преграждают трое ворот, между которыми разбит парк в китайском стиле с искусственными прудами заросшими розовыми лилиями. По обе стороны третьего двора на черепахах установлены камни с высеченными имена самых выдающихся студентов, с отрывками их сочинений на древнекитайском языке. Кульминацией храма является сооружение с статуей китайского философа Конфуция, с первого взгляда напоминающее храм с Буддой. В задней части храма была представлена экспозиция вьетнамских народных музыкальных инструментов. вьетнамская парихмахерскаяНа выходе из храма наткнулись на импровизированный парикмахерский салон (подобных потом в городе мы встретили немало), состоящий из стула и зеркала, где за сделаный снимок с нас затребовали доллар. Дальнейшее знакомство с городом проходило по маршруту: площадь Ба динь с достойным сооружением мавзолея Хо Ши Мина, пагода на одной ноге, Западное озеро, озеро Возращенного меча с двумя пагодами и закончилось около Старого квартала. Старый квартал представляет собой пересечение 36 улиц, носящих название товаров, которые в давние времена продавали на них. Сейчас это большой рынок под открытым небом, который заслуживает пристального осмотра. Впечатляет продовольственный рынок с рыбным развалом: живые угри, крабы, креветки, кальмары, лобстеры, разные виды рыбы. Все можно посмотреть, купить и съесть. На соседних улицах продается одежда, предметы национального промысла, сувениры и всякая всячина, вплоть до погребальных венков. Так же здесь можно взять на прокат велосипед, мотоцикл, машину с водителем или купить тур в Халонг, Шапу и другие части страны. Заскочив в номер на 10 минут, чтобы переодеться мы задержались на … 11 часов. Подговка к отъезду, перелет, волна впечатлений и приятный гул в ногах сделали свое доброе дело. Доброе, потому что впереди еще две недели активного путешествия. День второй. Утро второго дня было пасмурным (t-21C). Быстро и весьма неплохо позавтракав в отеле, мы прыгнули в ожидавшую нас машину и поехали в Халонг Бей. До Халонга было три часа пути, по современной асфальтовой дороге, и мы начали общаться с Хуаном, нашим гидом, на ближайшие дни. Из Ханоя мы выехали как то незаметно, переехав по пути реку Красная, которая в это зимнее время года, увидев наши кислые мины, сильно обмелела. Мимо окон замелькали участки с строящимися современными домами, новые корпуса фабрик и заводов. «Это провинция Бак Нынь, своего рода свободная экономическая зона, здесь в течении первых пяти лет предприниматель не платит налоги. Поэтому идет активное строительство новых котеджных поселков и фабрик по производству одежды, сигарет, электроники. Территорию под застройку скупают у местных крестьян, а те в свою очередь, не найдя работы, уезжают в город», - рассказывал Хуан. Все населенные пункты, вдоль дороги застроены домами по азиатскому принципу. Дело в том, что земля вдоль главных улиц имеет высокую стоимость, поэтому участки продают прямоугольные, например 5 на 20 метров, причем меньшая сторона выходит на главную улицу. Владельцы участков строят узкие 2-4 этажные дома с яркими фасадами и балконами, но первые этажи обязательно отдаются под различные магазины, кафе, мелкие мастерские. Естественно никакого общего архитектурного стиля при такой застройке не наблюдается. Более того, иногда можно видеть такую картину. По среди поля стоит узкий неокрашенный прямоугольник, с красивым фасадом и магазином на первом этаже, а рядом ничего нет. Своего рода «потемкинская деревня». Но вот и первая остановка. Фабрика по изготовлению национальной одежды и вышитых картин. Снующие девчонки быстро подбегают к посетителю, ведут к витринам, предлагают все осмотреть и померять. Здесь же расположены небольшие цеха, в которых демонстрируют искусство шитья и вышивки. Набрели на ювелирный отдел, где небольшие рубины продавали по 12 долларов. Но хватит покупок, быстрее в Халонг, который ЮНЕСКО объявило мировым наследием. «Халонг…», - воскликнул Хуан, и,… мы не увидели того, что рисовалось в нашем воображении после просмотра множества рекламных открыток и буклетов. Увидев наши кислые мины, он ничуть не смутившись продолжал. «Это Халонг сити, здесь за последние 10 лет проведены большие работы. Раньше здесь было два острова, потом расстояние между ними засыпали землей, сделали песчянные пляжи, и начали строительство новых гостиниц, ресторанов, теннисных кортов и других мест для отдыха. А 15 лет назад здесь было всего 3 маленькие гостиницы и с десяток лодок». Сколько лодок используется сейчас, мы увидели через мгновение, когда подъехали к пристани – немеренно. Всевозможные одно-, двух-, трехпалубные лодки, корабли, баркасы, сампаны, раскрашенные во всей цветовой палитре, с обязательным красным флагом с желтой звездой, заполняли все свободные места в пассажирском порту, даже не вдва, а в три, местами в ряда. Так как экскурсия была заказана заранее, нас сразу же спроводили на одну из лодок. Как только моя нога оторвалась от берега, в ту же секунду, наш кораблик отошел от пристани. Вернее стал протискиваться к открытому морю, аккуратно расталкивая своими боками соседей. Как только он выбрался, ряды кораблей снова сомкнулись, не оставив и тени надежды на возвращение. Ближайший из 1969 островов в заливе Халонг находился в 20 минутах хода. Стало выглядывать солнышко, мы сели на заботливо вытащенные кресла из салона корабля, и стали вглядываться вперед, где из туманной дымки, постепенно стали проявляться острова. По мере приближения к ним, вода становилась чище, а воздух все отчетливее наполнялся соленым запахом моря. В первой же бухте, для осмотра нас ждали пещеры большая из которых называется «Небесный дворец». Это действительно дворец, находящийся на высоте 30 метров над уровнем моря, созданный природой, по оценке ученых, 400 миллионов лет назад. Пещера хорошо подсвечивается внутри разноцветными лампами, что позволяет гиду рассказывать о каждом наросте и заставлять вас видеть в нем различные фигуры. По возвращении на корабль нас ждал обед (входящий в стоимость экскурсии) из следующих блюд: обжаренные в масле креветки, крабы, жаренная рыба, теплое блюдо из тушенных кальмаров с овощами, овощной салат. Напитки предлагалось приобрести отдельно, можно было заказать рисовую водку, белое вино, пиво, колу, простую воду в бутылках. Мы остановили свой выбор на пиве. Называлось оно Halida, сделано в Ханое на заводе построенном Carlsberg. Так незаметно, мы подошли к следующей группе островов. Настроение поднялось, мы сели на самый нос корабля, свесили ноги и стали внимательно рассматривать причудливой формы острова. Вся поездка на корабле занимает четыре часа, но можно брать туры на 8 часов, чтобы посвятить день блужданию или если хотите, уединению среди почти 2000 островов и островков. По возращению в Ханой нас ждал ужин во вьетнамском ресторане «Cha Ca Thuy Yong” (Ча Ка Ти Хон), состоящий из чесночного рисового супа-пюре, креветок с овощами и отварным рисом. Третье блюдо, когда уже мы основательно наелись, принесли на мини-печке на шипящей сковородке. Называлось оно чака и было приготовлено из рыбы ланг. Интересно, после такой трапезы, мы были сыты, но тяжести на желудке не ощущалось. Нас сытых и довольных снова ждал ночной Ханой. День третий. В планах третьего дня значилось знакомство с пятой столицей Вьетнама – Хоа Лы. Она находится в 110 км южнее Ханоя по дороге “мандаринов” Ханой – Сайгон и была основана династией Дин Ле. Дин Ле родился в Хоа Лы, и ему очень нравилось эта местность. Став королем в 968 году он перенес столицу тогдашнего государства на свою родину и правил до своей смерти в 988 году. У короля осталось три сына, старший из которых был наследником престола. Но средний брат убил старшего, чтобы занять его место на троне. Тем не менее, среднему брату не суждено было сесть на трон, так как генерал Ле отравил его. Младший сын короля был слишком мал для трона (ему было 6 лет) и его опекуном назначили генерала Ле, который фактически правил страной до 1009 года. Примечательно, что жена Дин Ле вышла замуж за генерала Ле, что противоречило распространенному в то время учению Конфуция, которое требует, чтобы жена приняла смерть вслед за смертью мужа и детей. Вьетнамцы считают Ван Нъя (жену короля) великой женщиной, так как считают, что она победила врага, пусть даже выйдя за него замуж. В Хоа Лы построены 2 храма в честь обоих королей. Архитектура обоих храмов в дальнейшем нашла свое отражение в храме Ван Миеу в Ханое. Храм Дин Ле выглядит богаче, по сравнению с храмом генерала Ле, тем самым было подчеркнуто отношение народа к своим королям. В пятнадцати минутах от древней столицы Вьетнама находится следующая точка путешествия, осмотр которой потребовал дополнительных физических сил. Путешественнику предлагают пересесть на маленькую 2-3 местную лодку с одним гребцом (стоимость 55.000 вьетнамских донгов – около 3,5 долларов на человека), и отправиться в путь по узкому озеру. Во время этой, достаточно романтической прогулки, удается вблизи рассмотреть рисовые поля, обнимающие озеро с обеих сторон, а также проплыть через три пещеры. Место очень похоже на увиденные нами накануне скалы – острова в заливе Халонг. Впрочем местные жители его так и называют “Халонг на земле”. На обратном пути к лодочникам подсаживается девушка, весьма настойчиво предлагающая различные сувениры. Но мы уже увлеклись другим занятием – спортивным. Взяв в руки небольшие весла мы поспорили с пассажирами двух соседних лодок – англичанами и французами, кто быстрее доплывет. В очном поединке приняли участие и сами лодочники, которые кстати сказать, гребут то руками, то ногами (последнее, очень необычно, попробовали, у нас не получилось). Минут 30 мы плыли к пристани, обливая друг друга брызгами от весел, обгоняя тихоходов и разгоняя встречные лодки, переодически сталкиваясь друг с другом. Первые сдались англичане, французы ударились об узкий бетонный проход, в итоге, не посрамив флага Росиии, к пристани мы причалили в одиночестве. Обычно, поездка по озеру через пещеры занимант 2 часа 20 минут, и наш гид был очень удивлен увидев нас на берегу через 1 час 55 минут. Подъехавшие соперники оживленно обсуждали соревнование, которое все вместе отметили в ближайшем ресторанчике. Вечером настала очередь испробования массажа – вьетнамского. По рекомендации, мы пошли во внеше привлекательный салончик. Внутри было чисто и уютно. Меня завели в комнатку с полупрозрачной дверью и столом для массажа и сказали раздеваться полностью, то есть догола. На мои протесты, всучили полотенца и указали на незаметную дверь в противоположном конце комнатки, добавив, что там сауна, и у вас 15 минут. Как следует разогревшись в сауне с запахом какой-то травы, нажал на кнопку, с рисунком звонка и вышел на экзекуцию. Милая маленькая вьетнамка, уложила меня на кушетку на живот, сняла последнее, чем я прикрывался – полотенце и стала профессиональными движениями мануальщика тянуть спину. Далее своим коленом она раздвинула мои ноги…. В общем, через час все кончилось, все было пристойно, хотя намеки на что0то особенное, но не здесь поступали. Итог массажа: прекрасное настроение, отдохнувшая после трех дней поездок спина и все удовольствие 95.000 донгов (6 долларов) за 75 минут. После ужина мы отправились на вокзал, где в 10 вечера поезд должен был нас отвезти в Лао Кай, город на севере Вьетнама, прямо на границе с Китаем. День четвертый. Зайдя накануне вечером в вагон первого класса (почти точная копия наших купейных вагонов – по два и по четыре человека) и шумно продвигаясь вперед в поиске своего купе, нас остановил на мгновение русский голос с небольшим акцентом. Голос, принадлежал (как потом выяснилось) Насеру, англичанину, вот уже девять лет блуждающего по свету и обучающему желающих английскому языку. Вместе с его русской женой Таней, мы вчетвером отправились знакомиться в вагон ресторан, раздавив бутылку местного далатского красного вина… В 6-30 мы прибыли в Лао Кай, и как обычно, нас никто не разбудил. Пришлось одеваться и выскакивать на перон одновременно. Пока соообразили, что к чему все разъехались и проивокзальная площадь опустела. Загрузишись в ожидающий нас вэн, сказали, что никого догонять не будем, а поедем смотреть границу с Китаем. Она оказалась в 300 метрах от вокзала. Вьетнамские пограничники сказали, что если есть китайская виза, то пожалуйста, вперед! А мы и не хотели, так спросили. И началось восхождение. Вернее нас повезли в Шапа, все время пути вверх, выше и выше. 35 километров мы одолели за час, по хорошей горной дороге, вдоль которой мелькали аккуратно ухоженные ступени рисовых полей. На подъезде к Шапе, мы погрузились в густой туман, из которого вынурныли только при возвращении в Лао Кай. Погрузившись в туман, как будто погрузились в сказку. Вроде все то же самое, только люди другие. Носят огромные корзины за спиной (используя ее как сумку), одеты кто во все черное, кто в красное. У некоторых в ушах по полкило серебра, у других чуть ли не одеяло на голове. Но все невысокие, и все в тумане. Поначалу думал, укачало… А они подходят, обступают, привязывают к рукам вышитые ленточки, одевают на мою голову шапочку, обматывают шарф вокруг головы… Стоп, так и есть, холодно. На улице высокая влажность и температура градусов 7. А потом стали выставлять цены. Многое пришлось купить (ну слишком привлекательные цены, не отвертишься), что-то подарили. Шапа – небольшой городок в горах северного Вьетнама, центр объединяющий семь народностей: черные, красные и полосатые монги, белые и красные зао, зей, черные таи. Основная цель приезжающих - знакомство с местными народностями, которые приходят с гор в Шапа на рынок для продажи и покупки товаров, а также посещение деревень с изучением быта народностей. Но даже не совершая поездки в деревни мы увидели почти все «достопримечательности», они ходят рядом с вами, обращая на вас внимание больше, чем вы на них. Вы для них объект, который может купить то, что они сделали своими руками за время вынужденного безделья в межсезонье. Итак, деревня красных монгов. От пестроты красного и черного рябит в глазах, снова обступают и зовут в свой дом. Ладно, я ваша жертва, за этим и приехал, ведите. Через 10 минут движения по рисовым полям (хорошо кто то бетонную дорожку сделал), поднялись в горку и разглядели деревянный сарай. Вокруг бегали черные свиньи, курицы с цыплятами и переминались с ноги на ногу буйволы. Вошли в сарай, извините дом. Вместо пола утрамбованная земля, света нет, у еле теплящегося костра, в углу дома, прижавшись друг к другу 6 кошек. На покосившейся тумбочке стоял телевизор и DVD проигрыватель. Две монгши подкинули дровишек в костер, сели рядом и стали ждать. Тут в углу зашевелилось что-то, и этим что-то, оказался муж старшей из женщин, присоединившийся к нам, но сидевшей в отдалении и в дальнейшем разговоре участия не принимавший. Где-то закричал ребенок, младшая женщина сняла со спины платок, в который был завернут двухмесячный малыш и стала его кормить. Решив не мешать процессу кормления мы оставили сувениры, немного денег за осмотр жилья и ретировались. Все стороны остались довольны знакомством. В Шапе помимо народностей, есть еще одна хорошая штука. Тишина, воздух и розы, которые часто выращиваются вместо риса. Здесь вполне можно провести несколько дней, проведя их в уединении и блужданию по горам усаженными рисом и цветами. День пятый. Поезд из Лао Кая прибыл в Ханой в 5 часов 30 минут утра, и нас снова никто не разбудил. Из двух случаев, сделали вывод, что это не принято. Жаль проснулись, еще бы пару часиков поспали. Доехали до отеля, привели себя в подарок, и в путь, Начинался пятый день нашего путешествия и одновременно последний день в Ханое, надо было досмотреть то, что не увидели и доделать, что не успели. Нам не довелось видеть первого президента социалистического Вьетнама при жизни, оставалось наверстывать упущенное спустя 35 лет после его смерти. Мавзолей Хо Ши Мина ряд людей считает абсолютно необязательным для посещения, н мы убеждаем вас в обратном. В конце концов вы смотрите не только на мумию вождя вьетнамцев и на архитектуру 30 летней давности, у вас появляется возможность еще раз, а многим в первый раз, почувствовать дух социализма, согласитесь для многих уже ставший ностальгией, ностальгией по юности. Посещение территории мемориального комплекса Хо Ши Мина, сопровождамое рассказом нашего гида Хуана, постоянно выкапывало из памяти кусочки детских воспоминаний, рассказов типа “Ленин и дети”. Вот две пальмы, которые посадил дедушка Хо, символизируюшие две части разделенного в середине прошлого века Вьетнама, а вот скамейки на которых сидели дети и слушали вождя… Прямо как у нас в 80-ых. Но если вы поехали в дальние страны, то уж вряд ли пойдете в музей Ленина в Москве или местный краеведческий музей, рассказывающий о подвигах комсомольцев. Рядом с выходом из комплекса находится старейшая постройка Ханоя – пагода на одной ноге, полностью разрушенная французами во время окупации, но затем восстановленная. Архитектура сооружения символизирует возрождение новой жизни и напоминает распустившийся цветок лотоса. С трудом нашли на стоянке свою машину, окруженную десятками транспортных средств, ожидающих сотни посетителей мавзолея дедушки Хо (хорошо, приехали к 8 часам, к открытию). Хуан, еще в самый первый день, хотел показать нам один “самый любимый храм”, но тогда он был закрыт. Сегодня нам удалось в него попасть – это оказался Ван Тайн. В небольшом по размерам храме оказалась статуя не Будды и не Конфуция, а национального героя Хуен Тьена 1677 года. Хуан сказал, что надо погладить его ногу и загадать желание. Мы погладили ногу четырехтонного великана попросив хорошей погоды. Спустя час, при посещении буддистского монастыря на Западном озере, неожиданно, из серой пелены облаков, все время преследующих нас, выглянуло солнце. Хуан сказал, что обычно в Ханое всегда солнце, но туристов он возит туда прямо из аэропорта. Жаль, что самолет опаздал и мы неуспели потереть ногу национальному герою Хуену. Хорошую погоду отметили хорошим обедом самодельным обедом. Купили крабов и королевских креветок, здесь же нам все зажарили, и здесь все съели запив местным “Ха ноем”. Пиво слабенькое, но все дело в количестве. И отдались шопингу. Благо Ханой это большой супермаркет, где под один вид товара отведена не одна полка, а целая улица. … через несколько часов, вечером. И как мы все это повезем? Завтра утром вылет в Хуе, только без иронии. Это седьмая, и последняя столица Вьетнамского королевста. И завтра начнется постепенно перемещение на юг, и постепенно повышение температуры воздуха. Зимой в Ханое 17-22, а в Хо Ши Мине, 30-34 тепла. День шестой. Утренний рейс Вьетнамских авиалиний Ханой – Хуэ всего за час перенес нас из зимы в лето. Температура 24, солнце, и курортный воздух. Отлично! Забросив вещи в новый отель «Hue Heritage», на дверях которого значились три звезды, а на самом деле тянувшем на 4+, поехали на знакомство с последней столицей Вьетнама 1892-1945г. В городе царит атмосфера курорта, хотя до моря 12 километров, много новых отелей, ресторанов с разнообразной кухней. Новая часть Хуэ связана со старой новеньким мостом перекинутым через Ароматную реку. Река получила название от исходящего от нее приятного запаха трав, растущих у ее истока в горах на границе Лаоса и Вьетнама. Первый день осмотра начался с осмотра гробниц вьетнамских королей: Минь Ма и Кхай Дин. Император Минь Ма был вторым из 13 императоров знаменитой династии Минь, у него было более 150 детей, а со многими своими наложницами он никогда не встречался. Вьетнамцы очень сильно почитают этого императора, и в знак его силы сделали одноименную водку, пить которую рекомендуют только мужчинам. Император, задолго до своей смерти, выбрал место для своего погребения в соответствии с канонами восточной философии, построил гробницу, из нескольких храмов, соединеных лестницами и мостами, окруженных искусственными прудами. Завершает комплекс высокий холм, окруженный кольцом стены, символизирующей солнце. Точное место захоронения императора Минь Ма держится в секрете, а люди, хоронившие его, убиты. На противоположной стороне реки расположена гробница предпоследнего императора Кхай Дина. В начале прошлого века ему построили дворец во вьетнамско-французском стиле. В то время влияние всего французского было очень сильно, в том числе и в архитектуре. В 1920 г. во Франции отлили из бронзы скульпуру императорора в натуральную величину. Она и украшает главный зал храма-дворца. Храм отлично сохранился, богатая керамическая мозаика выглядит как новая. Как и в первом случае, где на самом деле захоронен, император не знает никто. Хуэ можно вполне назвать светским городом. Ароматную реку окружают прекрасные набережные. По реке ходят туристические кораблики, на которых проводятся концерты национальное музыки. В Хуэ до сих пор открыта старейшая в стране средняя школа, которая примечательна еще и тем, что в ней учился Хо Ши Мин, а после него естественно, и другие знаменитые во Вьетнаме люди. Завтра продолжится наше знакомство с достопримечательностями Хуэ и начнется подготовка к встрече Нового года. К празднику мы прикупили национальные вьетнамские костюмы. Вот такой будет карнавал. День седьмой. Хуэ, находится в провинции Тхуа Тьен, в 650 км от Ханоя и 1080 км от Хо Ши Мина. В XIII веке эта земля была преподнесена в качестве свадебного подарка от короля Чампа, когда он женился на принцессе Хуен Чан. С 1802 по 1945 год Хуэ была столицей династии Нгуен, внесший основной вклад в развитии местности в архитектурном плане. В Хуэ много легенд и историй, которые перемешались на столько, что спустя два века уже невозможно определить, где истина. Одну из них нам рассказали на лодке, в которой мы плыли на рассвете по Ароматной реке к пагоде Тхиенму, ставшей символом города. Во сне, к одному из знатных людей, явилась фея Тхиенму, которая сказала, что он должен построить пагоду на берегу реки для процветания и защиты страны, и пока она будет стоять, в стране будет мир и покой. Проснувшись, человек начал строительство пагоды на левом берегу реки. В течении веков ее существования пагода разрушаласт и отстраивалась заново несколько раз. Причем всегда, когда она разрушалась в стране начинались войны или беды. Подплывая к пагоде мы увидели, что ее семиэтажную башню высотой 21 метр, заканчивают реставрировать. Наверное, вместе с окончание ремонта пагоды закончится и обустройство нового Вьетнама. С правой стороны от башни мы обнаружили автомобиль, на котором монах из эпагоды Тхиенму приехал в Сайгон в 1963 году и произвел акт самососжения в знак протеста против американской интервенции. В четырех километрах от пагоды, почти в центре города, нас ждал Императорский Дворец и Запретный Пурпурный город. Конечно, сегодня уже не увидишь всего богатства Дворца, сильно пострадавшего от военных действий в конце 60-ых годов прошлого века. Но весь его размах и величие ощущается постояннно. Сейчас не сложно было дойти до Дворца и даже попасть в Запретный город, в которой когда-то мог войти император, его жена и наложницы. А в начале XIX века, для этого по мимо разрешения императора требовалось пройти два ряда крепостных стен, три рва с водой и несколько охраняемых постов. Мы же, подъехав во двор внутренней крепости, заплатили по 55.000 донгов с носа и пошли по деревянному мосту через искусственные пруды к Дворцу, где некогда на троне сидел хозяин Вьетнамских земель. На осмотр всех построек и территории Запретного города ушло почти два часа. Напоследок нам предложили почувствовать себя кем-нибудь из окружения императора или им самим. Для этого всего за 20.000 донгов (1,3 доллара) можно было одеться в костюмы и сесть на трон или в паланкин. Я правда отказался, сесть на трон. Гид сказал, что мужчина не всего достигший в жизни, если сядет на трон случайно, может лишиться своей мужской силы. Легенда или нет, проверять на стал, кто его знает… На обед направились на известный своими коническими шляпами рынок Донгба. Помимо шляп, там есть, наверное, все. Одежда из шелка и лекарственные снадобья сразу добавились к нашим вещам, а мы поели еще одну достопримечательность Хуэ bun bo hue – суп из вермишели на говяжем бульоне. После обеда поскакали как «тык дыкские» кони в гробницу того самого Ты Дыка, иначе не успели бы приготовиться к встрече Нового года. А этот Ты Дык был настоящим императором. Чай ему готовили из капель росы с лепестков лотоса, собираемых всю ночь; 50 поваров занимались приготовлением пищи, а 50 слуг ее подавали. Правил он дольше других императоров, в течении 30 лет, и умудрился распродать страну французам. Ростом он был 1,52 метра, имел 104 жены и несметное количество наложниц. Вот только с детей у него не было, видимо примерял трон до того, как сел на него официально. Ну а ближе к полночи, на 4 часа раньше московского времени начался новый, 2005 год. Начался весело, в общении с новыми друзьями на русско-вьетнамо-английском языке. День восьмой. Начался, а вернее продолжился поздравлениями с Новым годом на языках, всех присутствующих на празднике национальностей. Подъем был ранним, но, на удивление, легким. Не отъехав и пяти километров попали в затор, и это в 1 января в 8 утра! Причиной оказался перевернувшийся в кювет автобус, хорошо никто не пострадал. Дорога Ханой Хо Ши Мин №1 активно ремонтируется, строятся новые мосты, прокладываются туннели. На одном из таких ремонтных участков водитель, видимо не справившись с управлением, и кувыркнулся. Автобус вытащили краном, и снова в путь, дальше на юг за 17 параллель, через перевал Хайван горного хребта Чыонгшон, разделяющий страну на две части. За несколько десятков метров до перевала попали в сплошное туманное облако, которое как бы зацепилось за Хайван, который не пускал его. Холодные ветры, дующие с сибирской равнины, разбиваются об него оставаясь в северной части Вьетнама. Дорога пошла вниз, и, с первых метров, мы увидели долгожданное солнце, пробивающееся через облака и освещающее водную гладь залива. Еще через 20 минут машину уже проезжала мимо огромного здания российского консульства в Дананге. Но нас интересовал не этот шедевр архитектуры, а собрание творения мастеров другого древнейшего государства, ранее находившегося на территории нынешнего Вьетнама, Чампы. Той Чампы, которая вела долгие войны с Великой кхмерской империей. Музей истории Чампы, представлял собой скорее выставку скульптур, датируемых той эпохой, но помог переключиться нашему воображению на предстоящий осмотр храмов в Мишоне. А в Дананг, мы решили вернуться завтра, по дороге в аэропорт. Мишон находиться примерно в 40 километрах от Дананга, и видимо благодаря ЮНЕСКО, охраняющей его, соединен с городом хорошей дорогой. Ставка входа прежняя, вокруг кипит работа по благоустройству территории, а пока идет ремонт моста, служащие подвозят нас к месту начала осмотра на оставшихся после войны трофейных джипах. Мишон был столицей государства Чампа, и сейчас здесь по всей долине, разбросаны руины древних святилищ чамов, построенных в период VII-XIII веков. Чамы поклонялись культу короля-бога и активно использовали теорию могущественности лингамов, которые в большом количестве встречали нас во всех оставшихся сооружениях. Архитектура чамов сильно подвержена влиянию индуизма, но со временем смешалась с кхмерской и вьетнамской, да и сами чамы, в итоге ассимилировались с вьетнамцами. На некоторых памятниках видны следы пуль, оставшиеся со времен американо-вьетнамской войны. На осмотр остатков храмов ушло примерно полтора часа. Дорога в Хойан, старейший морской порт, лежала по равнинам центральной части страны, сплошь отданным под возделывание сельскохозяйственных культур, в первую очередь, риса. В январе, здесь уже зеленеют его тонкие ростки, а за перевалом в 50 километрах на север, поля еще ждали своего часа. Ночь нас застала в Хойане, осмотр которого отложен на утро. День девятый. Древний город-порт Хойан, расположенный всего в 30 километрах от Дананга, любезно приютил нас на ночь. Накануне, вечером, около 10 часов, мы прошлись по его тихим старым улочкам, посмотрели на последних посетителей, сидящих в его многочисленных ресторанах и барах, ведущих умиротворенные беседы после ужина с морепродуктами. Дошли до рынка, представляющего в это время суток, опустевшие ряды с товарами, закрытыми крепкими тканями, и сложилось впечатление, что город вымер, жизни в нем нет. Десять вечера, а делать нечего, и это в Азии. Громкие сигналы мопедов разбудили нас около 6 утра, но спать уже не хотелось. Легкий бриз, дующий с моря, создает комфортную температуру для отдыха, и вероятно поэтому, вчера город рано уснул, а сегодня с рассветом представлял большой муравейник. Раз порт, значит есть рыбный рынок, а он работает только утром. При входе в границы старой части города нам порекомендовали купить билеты, объяснив, что они нужны для посещения пагод, храмов и музеев (75.000 донгов) – осмотр самого города, естественно бесплатный. В итоге, только в одном храме у нас спросили про билет, но за то видеои картину, как в том же месте, за 10.000 донгов смотрителю, проходят без билета. Да и без храмов в городе есть что посмотреть, например, старые деревянные дома из древесины ценных пород с черепичными крышами (несвойственными стране) или крытый японский мост. Хойан, первый город во Вьетнаме, в котором поселились иноземные торговцы, что в дальнейшем определило направление его развития. Торговля идет по всему городу, и смею утверждать, что его рынок, сравним разве что с рынком Донгба в Хуэ. А за пределами рынка торговля не стихает. Основное направление – производство шелковых тканей, шитье и продажа одежды. С утра и до поздней ночи, десятки магазинов-мастерских разного уровня, предлагают пошить костюм или платье, причем за ночь и принести в отель. Портные Хойана уважаемы во Вьетнаме. Изрядно утяжелив отрезами шелка свой багаж, двинулись в сторону аэропорта в Дананге, попути заехав в навязываемые нам гидом, Мраморные горы. Приехали, и снова оказались на фабрике, где сразу расслабились. Ну уж тут нас точно не уговорят купить какую-нибудь вещь, не потащим же мы каменные статуи весом до 3 тонн в Россию. Осмотр, одной из пяти, Мраморных гор занял вместо планируемых 30 минут в три раза больше времени, потому что как ни странно, но гид был прав, «very interesting places». Поднялись к одной пагоде, зашли в пещеру с небольшим внутренним храмом, полезли на самый верх горы через другую пещеру по дороге «ворота к небу». Ворота не нашли, а в узкую щель пролезли с трудом, в притирку. Как лезут толстые бюргеры и американцы непонятно. С вершины действительно хороший вид на соседние горы и разбивающиеся о песчаный пляж волны Южно-китайского моря. И тут местные жители показали, как можно спуститься другой дорогой, чтобы не лезть в щель, вот …. , не могли сразу показать. На спуске нас ждала еще одна пагода, семиэтажная, новая, но интересная (на нее тоже можно забраться). Перед последней лестницей, слева от храма, находится вход в небольшую пещеру, с большой статуей Будды, выполненнной в классическом индуистском стиле. И все таки, местные торговцы, облепившие все проходы от спуска с Мраморной горы до стоянки, всунули нам за доллар набор из пяти статуек, сделанный из мраморной крошки. Далее на нашем маршруте был Нячанг, популярный курорт центрального Вьетнама. От находится в полутора часах лета от аэропорта Дананга, ближайшего к Хойану. Пролетев вдоль береговой линии самолет FTR-42 Вьетнамских авиалиний совершил посадку на взлетно-посадочной полосе бывшей российской военной базы на полуострове Камрань. Через 10 минут, шины нашего минивэна, уже мягко шуршали по гладкому раскаленному асфальту, пронося нас мимо белого песка, больше похожего на рассыпанную соль. Тридцатипяти километровый путь до отеля проходил по горной дороге, нависшей над заливами Камрань и Нячанг, окрашенными в темносиний цвет, с золотыми полосами опускающегося за горизонт солнца. Объевшись дарами, только что увиденных заливов - крабами, креветками, мидиями, последних в порции было около 20 штук стоимостью 18.000 донгов (1,2 доллара), отправились на причал отеля «Vinpearl resort & spa». Скоростная лодка уносила нас на таинственный остров залива Нячанг, туда где огнями сверкал шикарный пятизвездочный комплекс с самым большим в Азии открытым бассейном. День десятый. Та же лодка, рассекая по утреннему спокойное море, начинала очередной день путешествия по Вьетнаму с севера на юг. Белые буруны оставались за кормой, оставляя остров где-то сзади с его очаровательным отелем, описывать который пустая затея, только душу бередить, да и катер, уже уперся носом в пристань, так что этот клочок земли вы сможете изучить сами. Залив Нячанг входит в 30 лучших заливов мира, так что начать осмотр курорта именно с него было самым правильным делом. Взяв в порту лодку за 20 долларов, осмотрели рыбацкую деревню (достаточно скучное занятие, в Халонге было интереснее) и посетили дворец Нептуна – океанариум при местном океанографическом институте. Для океанариума построили здание в виде большого пиратского корабля пришвартовавшегося в небольшой бухте (вход 20.000 донгов). На нескольких этажах в интерьерах соответствующим рассказам о потунувших кораблях и кладах, представлено множествот рыб, акул и прочих обитателей омывающего берега страны моря. Производят впечатление рыбы, обитающие на больших глубинах. С противоположной стороны острова наткнулись на неплохой песчанный пляж, но время поджимало. Надо было осмотреть город, его широкую набережную с пляжами и храмами, некогда находившегося здесь государства Чампа и найти место, чтобы отведать блюд из ласточкиных гнезд, «добывающих» здесь же. Во второй половине дня выехали в Далат, город тысячи цветов, находящийся примерно в 90 километрах от моря в горах. Дорога проходила вдоль побережья и оставила приятное ощущение, пока не начался длинный вертлявый подъем. Но даже он не смог испортить то, что открылось после подъема на горное плато. Температура с 32 в Нячанге упала до комфортных 23, мимо окон поплыли огороды, виноградники и цветочные плантации. В лесах, пригодных для пеших прогулок, растут ели, символ Далат. Доехав до буддистского монастыря, расположенного на горе рядом с городом на берегу озера, глубину которого так до сих пор никто и не знает, мы просто утонули в запахе цветов. Попросив водителя отвезти наши вещи в отель, сами продолжили путешествие на новеньких вагончиках канатной дороги. Подвесная дорога длиной 2,3 километра пронесла нас над самыми верхушками елей прямо в центр города. Был вечер, жители спешили по делам – школьники в белых платьях и рубашках, в вязанных в цвет одежды шапочках, домой, а взрослое население на рынок, занимающий почти два квартала, известный местным вином, чаем с лотосом и кофе по цене от 2 до 6 долларов за кг. Но один запах, вернее букет запахов, не покидал нас. Одурманивающий запах города 1000 цветов. День одинадцатый. Разница между ночной и дневной температурой в Далате в январе достигает 20 градусов. В наш приезд погода несделала никаких усключений, поэтому на стеклах, к утру, появился конденсат. Значит капли росы должны были остаться на лепестках цветов, а пропустить такое зрелище мы не могли. Городской сад цветов в Далате открывается в 7-30 утра, мы были в числе первых, желающих посмотреть на блеск маленьких капелек в лучах только что взошедшего из-за гор солнца. Герберы, орхидеи, черные “анютины глазки”, розы невероятных форм и расцветок заполняли все пространство сада, являющегося одновременно институтом по разведению этих маленьких радостей. Статуя будды, сидящего на большом цветке лотоса, возвышаюшаяся над городом, была следующей остановкой. Белая гладко отполированная поверхность двадцатичетырех метрового будды сильно контрастировала с синим небом и зелеными елями, окружающими гору. Позади статуи, из-за уже ставших привычными, зарослей цветов, наше внимание привлекла узорчатая черепичная крыша храма. Войдя в него мы были несколько обескуражены присутствием в алтарной зоне большого количества изображений драконов, со всех сторон окружающих алтарь. Глаза трех из них, находившихся за спинами статуй будды, смотрели прямо на вошедших и сверкали. Яркое свеченик глаз драконов оставалось и при нашем перемещения в разные углы храма. Возможно, это удачная находка архитектора, но эффект она производит потрясающий. Далат - единственное место во Вьетнаме, где выращивают виноград. Еще во время колонизации французы привезли сюда виноградную лозу, и научили делать вино. Посетив небольшой заводик мы узнали, что свами вьетнамцы больше предпочитают пиво, но у нас сложилось мнение, что все дело в рекламе. Красное и белое вино, сделанное из винограда, круглый год находящегося во влажном коимате и под солнцем, имеет приятный слегка сладковатый вкус, и вполне конкуретно с широко представленными в старне винами из Франции. Да и цены от 35.000 до 45.000 донгов за бутылку весьма привлекательна. Завершив беглый осмотр столицы цветов, мы двинулись в путь, к месту нашего первого дня отдыха – городок Фантьет, на побережье моря. По пкти долго обсуждали причину, по которой оштрафовали нашего водителя при движении сос коростью 30 км/час через город Фатранг, имеющий неплохо сохранившийся чамский храм. Водитель объяснил, сто первой, и неудачной, придиркой была скорость, а второй, стоившей ему штрафа в карман в 200.000 донгов – наличие в машине иностранцев, то есть нас и местных, нашего гида. Как бы там ни было, но взятки местные полицейские берут похлече наших. Так, незаметно, по только что сделанной отличной дороге, мы въехали в курортную зону Фантьеха. День двенадцатый. Фантьет – небольшой пригород, рядом с одноименным городом, активно превращающийся в известный курорт, население которого занятно рыболовством, производством соевого соуса и соуса ныок нам, и естественно, обслуживанием увеличиваюшегося потока туристов. Курортный сезон здесь длится круглый год с незначительным увеличением температуры воздуха до 34 и воды до 24 градусов к маю. В январе температура воздуха днем держится в районе 28 градусов, воды 21. Постоянный бриз превратил Фантьет в любимое место кайтеров и виндсерфингистов. Но наличие двух далеко выступающих в море невысоких гор, создает небольшие защищенные от ветра пляжи для любителей спокойного отдыха. Курортная часть города построена по следующему принципу – обший песчанный пляж, разделенный между отелями едва заметными знаками, стометровая полоса отелей, далее проходит дорога, отделяющая от линии всевозможных ресторанов, баров, магазинов, массажных салонов, интернет-кафе и прочих заведений, предназначенных для отдыха и развлечения туристов в вечернее время. Помимо пляжного отдыха Фантьет предлагает ряд мест для активных отдыхающих – башни Чампы, белые и желтые песчанные горы, каньон, озеро с лотосом, рыбацкая деревня, место добычи соли и ряд других. Собрав спонтанно небольшую группу из отдыхащих, и переквалифицировав их в путешественников, поехали на осмотр некоторых из них. Желтые песчанные горы, по нашему барханы, находяшиеся в пяти минутах езды от пляжей, с дороги практически не видны, но восхождение на невысокие горы песка, как показалось сначала, оказалось делом нелегким, но очень приятным. Ноги утопали, в теплом мягком и необыкновенно чистом песке, почти по щиколотку. Местные дети, навязчиво предлагают куски пластмассы с самодельными ручками из веревки, для катания с горы (как на ледянке). Посмотрев на то, как это делают они, желающих набивать рот и глаза песком не оказалось (как нибудь в другой раз). С вершины барханов открывается красивый вид на находящуюся внизу бухты, над которой вздымались разноцветные паруса кайтеров. В 3-4 минутах езды дальше по шоссе, находится каньон - небольшое ущелье, выточенное рекой в песчанно-глинястой почве красного цвета. С трудом протиснувшись через его узкие коридоры вылезли на самый верх, где природа заботливо подготовила небольшую площадку для фотографирования. Рыбный рынок, находящийся в углу залива, до отказа заполненный рыбацкими лодками и лодчонками, как выяснилось, лучше посещать около семи часов утра, так что оставили эту затею на завтра, а пока посетили обычный рынок накупив всякой всячины: рисовой водки (32.000 донгов), помело (10.000 за штуку), манго (10.000 за кг) и каких-то мелочей, в виде чашечек. Все остальное время было посвящено заслуженному отдыху, первому за 12 дней нашего путешествия с севера на юг по «Дороге мандаринов». День тринадцатый. После Фантьета, дальше на юг, нас ждал Шо Ши Мин (старое название – Сайгон). Расстояние в двести с небольшим километров, несмотря на хорошее покрытие дороги и местами имеющиеся отбойники, проехали за 4 часа 15 минут. И дело здесь не в мотоциклистах и большом количестве полицейских, нещадно «штрафирующих», как говорил наш гид, водителей, а в отсутствии какой-либо культуры движения, наглости и одновременно, медлительности. Но как бы там ни было, в аэропорт мы приехали поздно, и на наши места посадили других страждующих лететь на остров Фукуок. Сотрудники «Вьетнам эрлайнз» сразу предложили лететь следующим рейсом… завтра утром, в 6-30 (ощущение, что это норма, нас так и покинуло). Ну что ж, поехали смотреть Сайгон. Считать количество мотоциклистов в 8-ми миллионном городе, что птиц в небе. Но днем, пока не начался час пик (с 16 до 18 часов), пробок нет, ехать нетрудно. Обзорный тур по городу включает в себя осмотр Дворца независимости, кафедрального собора Нотр дам де Сайгон (скучный объект), здания старой почты, музея веьтнамо-американской войны, китайского квартала (с древней пагодой) и фруктового рынка. Остановимся подробнее на двух объектах, в которые после оглашения всего списка, мы на отрез отказались ехать, но потом нисколько не жалели об увиденном. Дворец независимости, бывший президентский дворец, был построен еще в 1868 году, затем был разрушен и перед войной с американцами снова восстановлен. Скорее даже не восстановлен, а отстроен заново в стиле 60-х годов прошлого века. Недлинная экскурсия по дворцу, начавшаяся, по каким-то причинам с черного хода, а закончившаяся на кухне, порадовала своей необычностью. Необычность заключалась в том, что нам показали реальный дворец, в котором работал и жил президент страны, 30 лет назад. Показывали все: жилые комнаты, комнаты частных и официальных приемов, кинотеатр, бомбоубежище, вертолетную площадку с президентским вертолетом. Отдельный интерес представляют интерьеры комнат с мебелью начала 60-х годов, то есть в стиле, набирающем сегодня популярность. Вроде обстановка старая, но в то же время ультрамодная. Вторым, достаточно противоречивым местом, стал музей, рассказывающей о войне с США. Именно о войне, а не о победе. Слишком дорого она досталась вьетнамцам – около 4.000.000 убитыми против 58.000, у американцев. Экспозиция, в основном состояшая из фотографий и трофейной техники, поражает, открывает новые стороны войны, войны про которую мы слышали, знаем, но не представляли, что же было на самом деле. На голову каждого жителя Вьетнама американцы сбросили по 100 кг бомб! Превратив Вьетнам в плацдарм для проверки нового вооружения, они помимо новейших образцов технического оружия, использовали химическое. Оранжевый газ, или диоксин, распыляемый над мирными деревнями, приводил не только к гибеле находящихся в ней людей, но и напоминал о себе спустя годы. Дети рождались с несформировавшимися конечностями, без кистей рук, ног, с врожденной дистрофией и атрофией ряда органов. Близнецы, рожденные отравленной матерью, не похожи даже на «сиамских», их просто невозможно описать. С фотографиий, сделанных самими американцами и представленных в музее, смотрят «бравые солдаты» с отрезанными головами вьетнамцев, с привязанными на веревке к танку трупами. А что сказать про солдата, позирующего перед фотокамерой, в момент убийства голого безоружного ребенка… Мысль посетившая при посещении музея сводилась к следующему: «Почему террористов осуждают и судят, а президента США Никсона и военных, принимавших участие в кровавой резне и геноциде нет?» Музей посещают граждане США… Некоторые ходят молча, внимательно рассматривают фотографии, читают надписи; другие выйдя на улицу, улыбаются и хохочут. (Так и хотелось дать в морду.) Сегодня центр города Хо Ши Мин весь застроен отелями, ресторанами и магазинами. Впрочем большинство отелей появилось здесь в начале прошлого века, во времена французской колонизации, наложившей свой отпечаток на архитектуру Сайгона, название кафе и магазинов. Французское влияние осталось даже в продаваемом по всей стране белому хлебу. Богатый, ярко украшенный огнями центр, резко контрастирует с остальным городом. Отойди квартал в сторону от неоновых огней и щвейцаров в парадной форме и тут же увидишь заднюю сторону картинки. В целом от первого дня картина следующая. Мегаполис, с присущей ему суетой, имеющий много парков и больших площадей. Много цветов, неоновых огней, мотоциклов и туристов. Прежде чем понять город, в нем надо пожить, а проще остановиться, сесть в уличном кафе или прямо на тротуар и раствориться в хаосе Сайгона. День четырнадцатый. Отель, в котором мы остановились в ХШМ, находится на одной из центральных и шумных улиц. Ближе к 12 часам за окном стало тихо. Ни сигналов мотоциклистов, ни шума машин и крика продавцов. Абсолютно полная тишина, которой нет ни в одном крупном городе Азии. В полудреме, в шестом часу утра, по дороге в аэропорт, мы наблюдали как просыпается город. Еще не взошло солнце, а в парках, в предрассветной дымке уже занимались гимнастикой тысячи сайгонцев. Конечно, можно сказать, им погода позволяет, но все равно это отговорки. А в аэропортe уже кипела жизнь. 40 минут и мы на острове Фукуок – самой восточной части Вьетнама. До окончания войны на острове была одна из самых суровых тюрем страны. Остров расположен в Сиамском заливе в 4,5 километрах от Камбоджийской территории, защищен от вод Меконга и Южно-китайского моря полуостровом Камау. Последнее преимущество, при относительном мелководье (4-16 метров), дает острову чистую прозрачную воду и богатый подводный мир. Сейчас остров, называемый жемчужиной Вьетнама, застраивается отелями, но из-за медленных темпов строительства, массовые заезды отдыхающих начнутся лет через пять. Отдых на острове целиком состоит из лежания на пляже или у бассейна и поглошения свежих морепродуктов. Цены выше, чем на материке, процентов на 20, как объяснили аборигены, «все везется с большой земли, поэтому и дорого». Причем здесь поднятые цены на дары моря. Непонятно. Помимо спокойного валянья на пляже, предлагается скудный осмотр достопримечательностей, погружение с аквалангом, сноркелинг, рыбалка. Жемчужная фабрика, находящаяся на острове, представляет интерес только для фанатов жемчуга. В общем, остается ездить на рынок, где пока мы видели лучший во Вьетнаме выбор рыбы и прочих гадов, и смотреть на теплом песке, как солнце садится в море. Последним мы и занимались.

    Андрей Черкасов

    11.12.2008 18:33

    Посмотреть все рассказы этого автора


    Rambler's Top100 RBK Money
    test